тел. 8 (4212) 21-11-64

ИСТОРИЯ ОРГАНИЗАЦИИ

1980-2000-е годы

Опубликовано  21.09.2012 | История организации

« 1 2 3 4 5 »  8 стр.

  Нити исторической памяти соединяет  мемориальный рельеф,  придавая культурному пространству   целостность и протяженность [1].  Обращаясь к жизненному пути тех, кто символизирует высоты духа и самоотверженного служения делу, скульпторы позволяют нам ощутить причастность к гражданской истории страны и родного города (М. Н. Ананенко, В. Ф. Бабуров, В. П. Евтушенко, А. А. Ефимов, Ю. А. Кукуев, Э. Д. Маловинский и др.). Героически-романтическое начало характерно для  рельефов А. А. Ефимова, проявившееся в мемориальной композиции герою русско-японской войны, командиру крейсера «Варяг» В. Ф. Руднева (1987) и рельефе Н. Ф. Сунгоркину, участнику Отечественной войны и летописцу Краснознаменной Амурской флотилии (1997), где незамкнутость композиции подчеркивают летящие чайки – символ могущества и простора морской стихии. Мемориальные рельефы являются частью творчества  Э. Д. Маловинского. Памятная композиция с портретом скульптора А. П. Мильчина (1995) работы  Эдуарда Дмитриевича  имеет классически тонкую проработку лица с мастерски обыгранным движением рук, акцентирующим внимание на творческой чуткости модели. В рельефе архитектора Е. Д. Мамешина (2001),  прорабатывая профиль, Э. Д. Маловинский избегает дробности, создавая характерный и сразу запоминающийся образ. Используя пластически выразительную моделировку лиц, Ю. А. Кукуев создал мемориальные композиции почетному гражданину Хабаровска Б. Г. Езерскому (1998) и рельеф народному художнику А. М. Федотову на здании картинной галереи, носящей его имя (1992). Портрет живописца – это и рассказ о личности, и образ сосредоточенного творца. Выходом в пространство, включением выразительных деталей отмечены композиции Ю. А. Кукуева на здании Дальневосточного художественного музея  писателю А. П. Чехову (1979), народной артистке Е. Паевской и заслуженному артисту России  В. Шаврину на здании Краевого театра драмы (1994).  Театральная атрибутика, включенная в рельефы, вносит камерное начало, акцентируя атмосферу сценической условности. Рельефы   Ю. А. Кукуева отмечены одухотворенной символикой и своеобразным станковизмом композиционного решения. Внимание к модели, стремление найти для каждой именно авторское, своеобразное решение характерно для скульптора М. Н. Ананенко (мемориальные доски: народному артисту России М. М. Кацелю (2007), 100-летию Горводоканала с портретом городского архитектора Б. А. Малиновского, заслуженному художнику РСФСР Б. Г. Шахназарову (2007), и др.).                  

   В станковой и скульптуре малых форм в  1980-е годы мастера стремятся к отказу от бытовой приземленности, достигая интересных пластических  решений. Художественное  воплощение связано не только с  сохранением свежести первого впечатления, но и с высокой степенью обобщения, знанием классических традиций и современных тенденций в скульптуре (Э. В. Буданцев «Студенты», 1980; Ю. В. Злотя «Смотрительница» (ДВХМ); Ю. А. Кукуев «Юность БАМа», 1980 и др.). В портретном жанре Э. Д. Маловинского заметно чуткое отношение к натуре, умение выявить детали, работающие на передачу сходства («Портрет сына»; «Портрет Витуса Беринга», 1988; «Портрет заслуженного архитектора РСФСР Е. Д. Мамешина», 2005). Скульптор хорошо чувствует возможности материала, раскрывая его свойства, выражает при этом характерные черты своих героев. Особые качества у портретов В. М. Медведева. Мастер стремится к монолитности, динамике крупных пластических масс и  выраженному конструктивному началу («Портрет С. Рахманинова», 2004; «Чемпионы мира В. Голованов и Е. Берун», 2005).

  Скульпторы вновь отдают дань погибшим в годы войны. Экспрессивное воплощение эта тема находит у В. М. Медведева. Полны трагического смысла, несут печать лагерного существования образы узников. В силуэтах пластически деформированных, почти расчлененных гранями фигур композиции «Дети концлагеря» (2006)  авторский ход эквивалентен реальности. В творчестве Э. В. Буданцева органично совмещаются искания, вдохновленные гражданскими идеями и камерное начало произведений («Дети», 1989; «Реликвия», 1989; Э. В. Буданцев и Д. Э. Буданцев «Шинель отца», 2010), поэтому так убедительна горестная правда рассеченного войной безногого гармониста («Ташкент. 1943 год», 2010) – трагическая примета послевоенной реальности. Творческой удачей стали выполненные в технике бронзового литья произведения молодого скульптора Р. В. Босова, в которых тактично переданы этнографические приметы и пластически выразительны формы («Странник» /Дерсу Узала/; «Шаман», 2010)

  Особый эмоциональный настрой определяет  произведения  Максима Ананенко («Старая пластинка» 1990; «В раздумье о вечном», 2006; «Утро» 2008). Каждый раз это передача особого состояния души и настроения. Мастер, в зависимости от замысла, обобщает форму или  выявляет силуэт, создающий сложный пространственный рисунок. Не замыкаясь в одной теме, в пределах определенного круга представлений М. Н. Ананенко работает и экспериментирует с разными материалами, давая решения основанные на глубоком понимании их свойств, смело обогащая пластику полихромией.

  Цикл архитектоничных садово-парковых скульптур создан В. М. Медведевым («Четыре времени суток»). В этой области пластики мастер стремится к ансамблю с природной средой, достигая ощущения единения пространственных соотношений и сомасштабности человеку. Скульптуры органично солируют в пейзаже, не исчерпываясь быстро в зрительном восприятии. Наиболее удачна композиция «Утро» (2003) – олицетворяющая светлую гармонию пробуждения дня.  

  Небольшой, но интересный раздел составляют медали – миниатюрный памятник времени, в котором находят отражение разнообразные события и новые аспекты действительности.  Выставочные медали различаются по манере исполнения, показывая индивидуальность скульпторов, демонстрируя особенности художественного мышления, выражая стремление к лаконизму и емкому выражению мысли (В. П. Евтушенко, А. В. Бабуров,  В. И. Гладкий, Э. Д. Маловинский и др.). Медали Эдуарда Дмитриевича Маловинского отличает строгий отбор узнаваемых реалий и обобщенность пластического языка, сообщающая произведениям особую целостность и монументальность, характерную строгой стилистике 1970-х годов (медали:  «XIV Международный Тихоокеанский конгресс 1979 г.»; «Еврейская автономная область 50 лет», 1984). В тематическом диапазоне медалей В. П. Евтушенко емко отразилось культурное пространство Дальнего Востока (серия «БАМ построен», 1984;  «Народные мастера Приамурья», 1984; «Искусствовед К. П. Белобородова», 1983; серия «Деятели культуры Дальнего Востока» (1983): «Художник А. М. Федотов»; «Писатель Ю. С. Рытхеу»). Проработка деталей не нарушает целостности замысла, а техника гальванопластики подчеркивает графическое начало.  Примером классических медалей, где эффектно варьируется высота рельефа на аверсе и реверсе, стали медали А. В. Бабурова и В. И. Гладкого  («150 лет Хабаровску», 2008; «70 лет Хабаровскому краю», 2008). Этим мастера  достигли эффектной светотеневой игры. Медали хабаровских скульпторов обладают достоинством документальной убедительности, тонкостью фактурной отделки и емкостью образного содержания.

  В скульптуре 1980 - 2000  годов по-своему осознаются конфликты и противоречия времени. Произведения мастеров воспринимаются в многогранных связях с  жизнью. Они, фиксируя культурную и историческую перспективу бытия города, раскрывают также значимость личности в атмосфере времени.

  Создание инсталляций и арт-объектов - одна из новых практик, зародившихся в последние годы, когда «в сферу презентации попадают новые, все более внеклассические жанры» [17, с. 229]. В арт-объектах Г. Ф. Арапова  форма и назначение предметов меняются местами. Синтезированные в объекты, превращенные в знаки и символические фигуры, они настойчиво требуют от зрителя новой смысловой интерпретации. Опыт внепредметного осмысления вещи в русле постмодернизма позволяет использовать любой реквизит, что и было показано Геннадием Араповым на персональной выставке «Сопромат» (1999).  Его цикл  «Всадники» (2009) представляет развернутую панораму бесконечной темы, раскрытой для множества прочтений. Герои серии - образы древних легенд и сказаний, некоторые словно опалены или обуглены пламенем войн, но, возрождаясь, все же упорно продолжают свой путь.  Мир образов в серии «Всадники» постижим и одновременно необычен. Отчасти импровизационный характер почти двухсот произведений реализован в завершенной и емкой художественной форме. Творческие поиски И. А. Фетисова также располагаются в сфере пересечений разных пластов культурного пространства на «стыке жанров»,  несут выраженные черты кинетики и игрового начала, пробуждая фантазию и заставляя  осмыслить иррациональное («Птица»,  2006;  «Воин», 2007). Для художников, работающих над арт-объектами, характерно обостренное чувство условности и напряженные поиски нового художественного языка.

« 1 2 3 4 5 »  8 стр.