тел. 8 (4212) 21-11-64

ИСТОРИЯ ОРГАНИЗАЦИИ

1980-2000-е годы

Опубликовано  21.09.2012 | История организации

« 1 2 3 4 5 6 »  8 стр.

  В 1980 – 1990-е  годы продолжают плодотворно работать опытные и признанные мастера графики: В. К. Амельянчик, В. Н. Антонов, В. В. Артеменко, Е. В. Бурлов, Е. И. Вольгушев, А. В. Гуриков, Т. С. Гордеева, Н. П. Долбилкин, Ю. И. Желудев, В. Г. Зуенко, Г. М. Кутуров, А. А. Карташов, А. П. Лепетухин, А. В. Макашин, Д. А. Романюк,  Г. Д. Павлишин,  Г. А. Палкин, В. А. Смирнов, П. П. Трач, Н. И. Холодок, В. М. Чайка, Р. А. Юрьянов и др. Они заметно повлияли на развитие и профессионализм станковой графики. Начинаются 1980-е годы отчетливо выраженной историко-социальной тематикой. Исторические события начала ХХ века на Дальнем Востоке и сама современность живет в графических циклах и листах, посвященных ударным стройкам и БАМу, она смотрит на нас с портретов современников. И сейчас в композициях ощущается  дыхание  и  романтика прошедших лет. В то же время начинают творческий путь Г.  Ф. Арапов, Е. М. Базилевич,  И. Б. Ветрова, А. Е. Вольгушев, Т. А. Давидова, Ю. И. Дунский, И. Д. Лиханов, А. В. Михалевич, А. А. Нежинский, Н. И. Огнева,  А. А. Рябчук, В. А. Хромов, Б. В. Тамулевич, Е. Р. Татьянина  и др.).

   Начало 1980-х пока еще отмечено использованием  трудоемких в исполнении классических техник эстампа. Успешно развивает технику офорта А. В. Гуриков (серия «На земле дальневосточной», 1980; серия «Чукотские мотивы», 1984). Художником найдено современное видение этнографического материала, отмеченное смелыми композиционными решениями и мастерством техники. Средствами офорта передает природу и просторы Севера В. В. Артеменко  (серия «По Западной Чукотке», 1979). Оточенностью замысла, цельностью и завершенностью отмечены листы В. К. Амельянчика. Уверенно владея техникой офорта, он создает портреты известных исторических личностей («Время больших ожиданий. Генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Муравьев-Амурский», 1984, ДВХМ; «Залив Счастья. Капитан Г. Невельской и Е. Невельская», 1984, ДВХМ)  и  современников  (серия  «Мои знакомые», 1980; портреты А. П. Нечаева, Д. А. Романюка (ДВХМ), К. П. Белобородовой). Трудно представить  этот период без динамичных офортов В. М. Чайки («За землю» из серии «Тревожная молодость», 1981, КГФ), лаконичных и документально точных листов Р. А. Юрьянова (серия «На ударных комсомольских стройках», 1985). Мастера офорта убедительно интерпретируют натурный и документальный материал, создавая  печатные листы, трудоемкие самим процессом изготовления и обогащенные авторскими экспериментами.

  Передают состояния природы офорты А. А. Карташова. Мир уснул, и замерло все живое в не потревоженном покое заповедной тайги (серия «Охота», 1980; «Таежная тропа»). В цикле офортов, посвященных дальневосточным рекам,  Е. Р. Татьянина стремится к фиксации особого характера и настроения больших и малых рек края («Дальневосточные реки», 2010). Городской пейзаж Е. М. Базилевича - ностальгический, постепенно поглощаемый   новой архитектурной декорацией, старый Хабаровск. В офортных листах чувствуется обостренное восприятие времени  (серия «Старый Хабаровск», 1989). Для этих художников натурный материал остро необходим. Они черпают из него наблюдения и творят, обогащенные впечатлениями самой реальности.

  Еще одна линия в графике обнаруживает тенденцию к глубокому личностному переосмыслению окружающего мира. Это прослеживается в некоторых композициях А. Е. Вольгушева «Назад в будущее» (2010). В  офортах В. И. Гладкого также заметно стремление идти дальше непосредственного   восприятия действительности. Обращаясь к теме «три возраста», он прибегает к языку символов и иносказаний (серия «Птицы» (1996): «Беспечность юности», «Доблесть зрелости»,  «Мудрость старости»). Своеобразны офорты молодого мастера М. А. Гусельникова, тяготеющего к передаче философского начала, осмыслению иррационального и неявных смыслов («Одинокие путники», «Осенние странники»,  «Тьма и свет», 2009). Художники настраивают зрителя на самостоятельное прочтение и поиски путей к истолкованию замысла. Они часто выходят за рамки обыденных жанровых ситуаций, отражая смысловой мир, конечно, соотнесенный с  жизненной реальностью, но обладающий своими внутренними законами движения.

  Интересные литографические листы начала 1980-х создаются  В. В. Артеменко, Е. И. Вольгушевым, В. А. Смирновым, В. М. Чайкой и др. Мастера литографии позволяют нам ощутить красоту раскрытия материала и свободное владение им.  Ряд  произведений навеян старинными обычаями и  праздниками северных народов. Цикл «По Чукотке» Е. И. Вольгушева показывает повседневную жизнь  народов Севера (1984). Увиденная острым  взглядом мастера, она отразилась в композиционном решении, когда камерность отдельных сцен и удаленность их на листе друг от друга создает точно найденные паузы, сопоставимые с эпически мерным ритмом северных легенд. В литографиях этого времени запечатлена и повседневность будней. Не сбиваясь на иллюстративную натурность, В. В. Артеменко  передает пульсацию и движение жизни в различных ее проявлениях, фиксируя значимость каждого ее момента  («Атака», «Победа. Гол», 1984; «Вечер. Комары»). Мастерам литографии свойственны индивидуальность авторских почерков, личное поэтическое видение, умелое использование силуэтов и контрастов в композиции.

  Трудно представить искусство 1980-х годов без поздних линогравюр Д. А. Романюка (серия «Дети Амура», 1980; серия «На земле дальневосточной», 1985). Графиком создана поэма о нашем крае, о его людях, приветливых деревенских детях и обитателях тайги. Активно осваивается культурное пространство мастером классической линогравюры Н. И. Холодком. Им исполнен  цикл портретов  дальневосточников, оставивших след в культуре региона  («Портрет художника Г. Кутурова» (ДВХМ) и портреты писателей М. Асламова, Л. Миланич, Н. Наволочкина, П. Халова и др.). Листы Н. И. Холодка  тематически разнообразны, светоносны, несут выраженную энергию контраста («Пристань на Амуре», 1985).  Запоминается своей ритмической и эмоциональной наполненностью, немногословностью и композиционной свободой серия «Музыка звучит» («Весенняя песня», «Блюз», «День Победы», 2008). Конец 1990-х отмечен появлением линогравюр Р. А. Рябчука. Городские пейзажи Романа Рябчука узнаваемы, романтичны и не перегружены деталями («Кунст и Альбертс», 1998; «Ночная прогулка», 1998). Им свойственна фактурная цельность и выраженная энергия контраста.  

  Обыкновенный карандаш, тушь и перо, уголь и сангина - всегда неизменные спутники художников. Хорошее владение этими графическими материалами проявлено в творчестве многих мастеров (В. Ф. Бабуров, Е. М. Базилевич, Е. В. Бурлов, Е. В. Вольгушев, А. В. Гуриков, В. А. Смирнов, Р. А. Юрьянов и др.). Рисунки Станислава Шаронова выполнены основательно, привлекательны живописностью и тональной проработкой, в них видна хорошая академическая школа. При тщательности исполнения они не растворены в мелочах и всегда работают на создание цельного образа (портреты, обнаженная модель, «Натюрморт старого двора», 1996;  «Пейзаж с водолазом», 1996).  Особые свойства у множества рисунков Б. В. Тамулевича -  артистично легких, в них всегда недосказанность и чистый фон бумаги дает простор воображению («Рэпер Саша», 2005; «Портрет художника В. Самара», 2009). Уверенная линия и ювелирная точность отделки характерна для рисунков пером  Н. И. Огневой («Семья Лота», 1995; «Две сестры», 1995). Сангиной или соусом уверенно передает пластику обнаженной модели Н. И. Вагин («Натурщица», 2003; «Юля», 2005).

  Стремительная и подвижная акварель, подвластная опытной руке и быстрой мысли, позволяет запечатлевать мгновения изменчивых состояний  мира. Возможности этой техники по- разному раскрыты  Е. М. Базилевичем,  И. Б. Ветровой, Т. А. Давидовой, А. В. Макашиным, А. А. Нежинским, И. П. Нигаем, Н. И. Огневой, Г. Д. Павлишиным, И. Г. Павлишиной, Г. А. Палкиным, А. А. Рябчуком, Р. А. Рябчуком, Б.  В. Тамулевичем, М. Г. Татьяниной, Е. Р. Татьяниной, П. П. Трачом, Н. В. Хрустовой и др.  Особая тема в акварели - городской пейзаж, представленный в цикле композиций М. Ю. Попова и Т. С. Гордеевой («Осенний город», 2008). Изменчивый облик города всегда по-разному увиден и отражен в этой технике. Акварели Г. Д. Павлишина  уносят зрителя к истокам истории города. Опираясь на  топографически и этнографически точный  материал, мастер бережно возрождает историческую картину прошлого, как опытный рассказчик, отбирая яркие и запоминающиеся приметы далекого провинциального бытия Хабаровска («Нижний базар», 2009).  В акварелях Евгения Базилевича - размываемый временем пейзаж детства с «поседевшим» деревом домов (серия «Старые дома», 2008). Достоинство листов - в эмоциональной чуткости, внимании к деталям и сожалении о потере старых непритязательных уголков Хабаровска. Лирико-романтическую линию, отличающуюся интересом к изменчивым состояниям, развивает Б. Тамулевич  («Укромный уголок», 2008; «Зимняя лестница», 2010). Обладая импровизационным даром, размывая кроны деревьев и очертания домов, передавая стремительность ветра или потоки дождевых струй, он мастерски передает  образ. Акварельные портреты мастера также передают настроение, доверительную, живую игру чувств и состояний («Портрет Сергея Зубова», 2002; «Портрет Татьяны Филобок», 2010).

« 1 2 3 4 5 6 »  8 стр.